Релевантное чтиво

Пост 40-дневный, или добро пожаловать в пустыню реальности

Пост № 1. Фокус-покус-крокус

Украшенные свечами посты в соцсетях, не во всех конечно, а только в тех, которые по недомыслию еще доступны для граждан самой свободной страны мира, превратили инфополе в некое подобие то ли иконостаса для новоявленного верховного, то ли в концерт этого шлемазла шамана, лично почтившего пепелище, чтобы сделать парочку фоток для своих фанатов. 

Читать далее Пост 40-дневный, или добро пожаловать в пустыню реальности

Перемирие

6 января 2023

Истовые христиане. Прям вот добрые и сострадательные, как учил отец небесный. И заботливые же — что твой патриарх. Но, тем не менее, представить всю эту замечательную идею все же что-то мешает.

То ли изнасилованные женщины и дети, то ли подростки, умирающие в подвалах от электрического тока. А может заживо погребенные в подвале разрушенного дома старики. Я вот имею интерес — а что, эти, в зеленой, пропитанной кровью форме тоже прервутся на молитву? А потом, поплевав на ладони, вернутся к своим темным делам? От этого бесстыдства как-то даже не по себе. 

Крепнет уверенность, что эта разросшаяся до невероятных размеров раковая опухоль уже давно неоперабельна. И глядя на эту бесконечную говорильню нет уже ни вопросов, ни ответов. Слишком далеко это все зашло, слишком много смертей, шахидов, ракет, темноты и злости. Никто уже никого не услышит, никто ни с кем не будет договариваться, даже если Эдорган поклянется именем Аллаха в верности сразу обоим. Никому нет до этого дела. Ну, разве что новостным каналам, которые уже не смотрят даже заряженные еще Кашпировским пенсионеры, клюющие носом над миской с недоеденным с прошлого года салатом. 

Дико и странно выглядят все это пережевывание одной и той же жвачки про «заложников» и преступной воле одного человека. Про «бедных» мобилизованных, про «прекрасное» будущее и бесконечное, как поток телевизионного горячечного бреда , величие. А ведь выглядят предельно мерзко, по сути, еще хуже своих оппонентов. Потому как откровенные, убежденные отморозки, которые с блатным прищуром рассуждают о единой стране, даже менее опасны. Потому как прямолинейны и бесхитростны в своей тупой убежденности как тот самый стремительный домкрат. Но вот эти-то, эти — интеллектуалы и либералы, философы и юмористы, сатирики, музыканты и журналисты, что расползлись по Европе так, что даже призрак, который еще недавно бродил по той же территории, испугался этого гвалта и покинул её. Они все также шлепают губами и задают каки-то вопросы, требуют каких-то ответов, удивляются и иронизируют, выступают за всякие там свободы, но только в рамках рабочей визы. И ждут, ждут, все ждут — когда же, наконец, дракон издохнет и можно будет вернуться. Вернуться к своим дотационным театрам, к дебильным развлекательным шоу и банкетам за государственный кошт. К своим замечательным квартирам, устроенному быту, пробкам и ресторанам. Как же, как же, нужно только немного потерпеть, ведь они же страдают за свободу. 

Большинство из них уже научились правильно отвечать на вопросы про Крым. Они все знают про демократию, они ведут пламенные речи, бесконечно рассказывая друг другу о скором и неминуемом конце, вот уже скоро, совсем скоро. А пока гастроли и корпоративы, жиденькие митинги с обязательным документированием для управления по интеграции и скупка криптовалюты по карте «Мир». 

Только вот этот ваш мир никому больше никому не нужен. Ни хороший не нужен, ни плохой, вообще никакой. И дело тут не в отмене всей этой такой замечательной культуры, а в самой национальной девальвации. Еще ведь сто лет назад мускулистый рабочий на каждом плакате разбивал молотом опутанный цепями земной шар. Чем закончилось, всем хорошо известно, но идея то была хорошая, хоть и спорная. А теперь вместо рабочего — неведомо каким образом освобожденный заключенный и вместо молота у него в руках пригожинская кувалда. И миру ничего не остается, кроме как поискать цепи покрепче.

Германии понадобилось две мировые войны, чтобы распрощаться со своим имперским прошлым. А ведь тоже, миротворцы, спасали Европу от неминуемой гибели. Но, на то время технологии еще не позволяли им нажатием одной кнопки превратить нашу цивилизацию в цивилизацию динозавров. Нажал бы такую кнопку товарищ Адольф, будь у него была такая возможность? Элементарно.

Поэтому, боюсь, инициатива не найдет понимания. Да и нет никакого смысла существам убивающим с воплями «За Родину» население соседней, но совсем другой страны, обращаться с молитвами к кому бы то ни было. 

Лучше позвоните по телефону.

Не виноваты мы, он сам пришел

13 декабря 2022

Когда началась вся эта история, вся эта, черт ее задери, операция, всего через несколько дней я стоял на границе. В те самые первые дни, когда ужас гнал людей как лесной пожар, срывая с места женщин и детей, холодных и кричащих, как потерявшиеся в зимнем лесу перелетные птицы. Нет, были, конечно, и матово-черные, слоноподобные джипы, медленно перекатывающиеся через КПП на сияющих двадцать вторых тапках, пока им в стекла летели пустые бутылки. 

Но удивляло не это. Удивляло обилие звонков от дорогих российских друзей, которые вдруг, все как один, принялись вести длинные унылые разговоры с непременной демонстрацией то паники, то ужаса, и все это с какой-то непривычной и малопонятной интонацией. А потом, на третьи сутки, осатанев от бесконечного пережевывания одних и тех же телевизионных штампов я, наконец, понял чего они хотят — признания невиновности. Они желали услышать, что никто из них не виноват в этом кошмаре, никто из них ни при чем, это не мы. Видимо, предполагалось поискать виноватых в нескончаемом потоке беженцев, которые все шли и шли, с серыми застывшими лицами.

Было время, когда я очень не любил немцев. Вот прям до брезгливости, каждому так и хотелось бросить «гитлер капут» или еще что-нибудь подобное. При звуках немецкой речи, конечно же, сразу же вспоминался весь тот культурный код, которым был богат поздний союз с уже существующим культом победы. А потом я стал с ними разговаривать. И первый мой вопрос был всегда один — как вы с этим живете? И ни один из них, а это были достаточно разные люди, не ответил, мол, мы ни в чем не виноваты. Это трагедия немецкого народа и их этому учат в школе. 

Но до этого еще далеко, дорогие россияне. Вам еще только предстоит учиться с этим жить, если, конечно, будет кому об этом думать. Коллективная вина, без сомнения, довольно таки шаткий концепт, но все же, но все же — кто вырастил этого гриба? Ваши либералы, все как один, визжат, что население взяли в заложники. И солдатиков ваших взяли в заложники. Я имею интерес — он что, с Марса к вам прилетел? То есть это не вы его посадили себе на шею и больше двадцати лет радостно хрюкали у нефтяного корыта? Это не вы орали «крымнаш», не вы ржали в три горла над «кастрюлеголовыми» и поплевывали через границу при каждом удобном случае? Да, представьте себе, пока российское народонаселение в алкогольном угаре носилось по европейским курортам скупая «ролекс», в Украине прошли три революции. Относиться к этому можно как угодно, но предельно ясно только одно — каждая революция это глобальное общественное и социальное потрясение, одним из побочных эффектов которого является формирование определенного отношения как к власти, так и к источнику этой власти. Именно поэтому сейчас там в голову никому ни придет целовать в жопу красного гэбэшного дракона только потому, что он сумел заползти в самый большой кабинет. 

Поэтому «J’Accuse…!». Сейчас, когда нет, не волна, а так, легкий сквозняк перемен прошелся по бескрайним просторам самой большой страны мира, то наиболее легкие из вас (был взвешен и признан легким) были просто смыты за ее границы. Тяжелые же элементы, как и следует быть по законам физики, выпали в осадок и остались на дне — в тюрьмах, изоляторах, шизо, кпз и что там у вас еще. И всё, на что вы оказались способны — рассказывать аудитории об «ужасах» этой, как ее, «операции»? О тех устрашающих фактах, что бедненьким мобилизованным приходится самим себе покупать форму? Боже мой, какое бесстыдство, какая вселенская несправедливость. 

И еще раз о национализме и милитаризме. Нет лучшего пацифиста, чем бывший солдат. Примером тому Эрих Мария, который в первую мировую вполне себе успешно стрелял французов, после чего мы получили эпохальную «На Западном фронте…». Из свежих персонажей это воскресший Бабченко, который после двух чеченских больше не хочет быть солдатом. Более того, говорит такие вещи, что хочется искренне пожелать ему удачи. На примере же немецкого народа становится ясно, что лучший антифашист это вчерашний фашист. А вот что касается россиян, то, к сожалению, Черчиль оказался прав и этот факт стране еще только предстоит осознать. Впрочем, он вообще редко ошибался. 

Сегодня же мы можем наблюдать именно переходный период, когда либералы призывают к махровому национализму, освободители к оккупации, а милитаристы к мирному урегулированию конфликтов.

Нас ждет еще много интересных событий. Если доживем, конечно.

Когда пройдет «дождь…»

9 декабря 2022

Нет, ну нет больше сил. Глядя на эти пляски под внезапно кончившимся дождем, поначалу хотелось отойти подальше, чтобы не забрызгаться. Но, после детального ознакомления с мыслями, словами и действиями, так сказать, десятка топовых либералов во временной (Кац) или внутренней (Быков) эмиграции, хочется сурово плюнуть в эту зловонную лужу, которая еще недавно была тем самым живительным дождем.

Я, конечно, не Шендерович, не Арестович, и даже не Фейгин с Бабченко. И прекрасно осознаю, что текст этот прочитают два с половиной существа, включая моего кота. Тем лучше, я могу не беспокойся о мнении аудитории, которой у меня нет. Но и пройти мимо творящейся вакханалии, в которой оказались замешаны — я без тени иронии — лучшие умы человечества, не считаю возможным.

С предысторией, думаю, все знакомы. Кратко — самый известный российский либеральный канал в изгнании обосрался прямо в прямом эфире. Кто-то считает что идиот ведущий оговорился, кто-то считает — проговорился. Вообще без разницы. Но тут прав Кирилл Рогов — если бы этой истории не было, ее следовало бы придумать. Потому как история снова ставит перед вами, болванами, то есть русскими либералами, путинцами, диссидентами и пропагандистами, все те же вопросы, и их всего два. Вопрос номер один — кто вы такие и что с вами со всеми теперь делать.

Начнем со второго вопроса, потому как сначала собаку, которая кусается, желательно пристрелить, а уж потом можно выяснять, какой она была породы. Причем факт ее происхождения имеет чисто практическое значение — в следующий раз собаку такой породы можно деактивировать сразу же, при встрече, не дожидаясь нападения.

Так вот, умные речи всех этих драматургов, недополитиков и прочей псевдонаучной интеллигенции, транслируют всего два нарратива. Первые, в их рядах упомянутый Бабенко и, что неожиданно, заслуженный зек Ходорковский, предельно кратки и радикальны — солдат оккупационной армии не имеет право ни на сочувствие, ни тем более на теплые носки. Подохнете вы все там, в окопах, и без носков. Разницы никакой нет, но без носков хоть помучитесь.

Вторые, к коим относятся, к примеру, Шендерович, догнивающая на латвийском пляже «Медуза» и прочие заслуженные либералы пускаются в длинные путанные речи, и, стыдливо ерзая взглядом, продают все ту же песню про «хороших русских» и «прекрасную Россию будущего». Ну как же, как же, это ведь все равно «наши», хоть и оккупанты. Ну, повеселил еще Чичваркин, но тут понятно — чисто бизнес логика, то есть жалеть то я вас, дорогие «наши» российские солдатики, жалею, но носков не дам.

Тоже понятная позиция.

А знаете почему так? А потому что всем вам, команду номер два я имею ввиду, как на футбольном матче — еще в детстве раздали флажки и всякие там свистелки-перделки, которыми вы до сих пор так радостно машете. Тут вам и «свобода слова», и «национальная идея», имперское и не имперское и прочая и прочая. Вам так нравиться эта игра (что примечательно, Шендрерович ярый болельщик), ведь все кругом кричат и толкаются, боже, какое счастье, мы вместе, мы заодно, поддержим нашу команду, наши обязательно победят. Именно поэтому, кстати, Путин и продает вам фотки «дедов» и взятие Берлина, чтобы вы себя и дальше чувствовали частью этого бегущего в никуда стада.

А есть личности, к футболу равнодушные. То есть нет, не против, а именно как-то все равно, какого цвета у вас майки. Ну не фанаты, не ясно им абсолютно, почему надо орать во все горло, глядя на потных мужиков на зеленой лужайке. Не понятно?

Поясню по другому.

Как вы думаете, когда арестованных в тридцатых врагов народа расстреливали в подвалах, им было легче от того, что стреляли в них такие же русские? Или во время гражданской войны, было ли белым морально удовлетворительно, что жмущий на гашетку красный матерится на одном с ними языке?

То есть вы серьезно полагаете, что на основе общей национальной принадлежности вы обязаны разделять мораль и идеологию? Что национальность важнее человеческих жизней? Что на основе общей национальности вы готовы сочувствовать убийцам тем самым поддерживая убийц?

Алла Борисовна ведь предельно ясно вам всем пояснила — были холопами, стали рабами. Заслуживает ли раб жалости и сочувствия? Ходорковский считает что нет. Чичваркин считает, что да. Но ни жалость, ни сожаление, ни даже теплые носки не сделают раба свободным.

Свободными рабов делает только восстание, а не ваши флажки и дуделки, тем более, что из-за границы их совсем хреново слышно, расстояние все таки сказывается.

Это настолько жутко, что не удержусь, чтобы не привести еще один пример — та же «Медуза», теперь, после почившего «Дождя», видимо главный оплот русского либерализма, на полном серьезе, прямо на главной странице просит денег на поддержку своей богомерзкой деятельности на том основании, что «мы заблокированы в России». При этом тут же висит плашка «иностранный агент». То есть еще раз — хозяин выгнал раба из дома, то тот все равно отказывается снимать ошейник, потому так, как ему кажется, прохожие будут ему больше сочувствовать и может быть дадут денег. Ну реально ополоумели.

И последнее. На вопрос, кто вы такие, не смог ответить даже Пелевин. Что же, по вашему, значит быть русским? Нестись по серпантину в Монако, на немецкой машине? Постить в американских социальных сетях с американского же телефона купленные в китайском магазине паленые итальянские шмотки? Сварить глинтвейн в Куршавеле из французского коллекционного вина?

Какие такие ценности вы так пытаетесь продать всему миру, что развязали для этого третью мировую?

Отвечайте сами. Потому как всем остальным, уж поверьте, абсолютно на это плевать.

Почём опиум для народа?

15 ноября 2022

Эскулапы утверждают, что правильно поставленный диагноз уже половина лечения. Не то, чтобы такая возможность всерьез обсуждалась или вообще хоть кем-то воспринималась всерьез, но, даже из чисто академических побуждений пациент все же вызывает интерес. Точнее, интерес вызывает та патология, которая сегодня, в двадцать первом веке, привела нас не к квантовому прорыву, а все к тому же утомительному концлагерю, где в сотый раз идут перевыборы горячо любимой администрации. И если в отношении последнего горе-реформатора и его персональной ненависти, скажем, к евреям, предлагается неисчислимое количество самых разнообразных теорий, то в современных реалиях мы имеем поистине непаханое поле. Собственно, ту самую целину, которую так самозабвенно воспевал один из его предшественников.

Итак, что же представляют собою идеи, заразившие верховного то ли во времена его бурной комсомольской юности, то ли уже значительно позже, во время раздачи гречки артистам, обеспечивающих бэк-вокал во время предвыборного тура Собчака. К слову сказать, сегодня эти наивные люди вызывают искреннее удивление и, даже, восхищение. В те недалекие времена чиновники еще не додумались просто назначать себя сами вместо того, чтобы заниматься утомительной кампанией в дребезжащем по разбитым дорогам пазике.

Обратившись к источнику, конечно, в первую очередь в голову приходят концепции Дугина, раскрашенные под камуфляж Холмогоровым, который по сути своей в данном тандеме просто отработал роль деревенского тамады. Но вот подзабытое слово «пассионарий», так полюбившееся верховному, уже совсем из другой оперы и даже из другой эпохи, впрочем, так же как и пациент, что вполне естественно и научно объяснимо. И если Дугин является явным поклонником и последователем Гумилева, то воинствующий активист определенно более тяготеет к идеям позднего Солженицина. Действительно, не Гессе же ему цитировать, умиляясь игрой в бисер. К этим буржуазным глупостям исконный народ абсолютно равнодушен, что и отражено известной поговорке относительно уместности бисера в сельском хозяйстве. Из последних же веяний следует отметить внезапно и вновь ставшей актуальной тему о защите угнетенных колонизаторами народов, хотя еще недавно только ленивый не указывал предпоследнему американскому президенту о пользе употребления в пищу бананов.

Куда как интересней, чем построение сложносочинённого общества и вечного поиска баллансировочных концепций, по солдатски прямодушный постулат о своей исключительности, особом пути, загадочности души и вот все вот это, чем обильно кормят любую нацию перед тем, как увести ее в чисто поле, на убой. Однако следить за бурлением этого ведьмовского варева в голове буйнопомешанного довольно таки скучно. Интересно другое — среди, так сказать, признанных адептов и разработчиков этой триумфально умирающей в окопах идеологии обнаружились неожиданный общий знаменатель, который, откровенно, просто таки ставит в тупик.

Так вот, как Лев Гумилев, со своей так полюбившейся чекистам пассионарностью, так и сбрендивший к концу жизни Солженицын, ударившийся в проповеди, в свое время сами, лично и изрядно пострадали от железобетонной советской идеологии. Но, в результате, даже после появления на свет «Архипелага Гулаг» и четырех политических судимостей первого советского пассионария, оба они разродились еще более чудовищными идеями чем те, что уложили их на нары. И вот вопрос, что же это? Гипертрофированный ли стогольмский синдром, как считает гастролирующий по Европе вечный жид, или же прямое доказательство существования Бога, который таким вот изощренным образом мстит заигравшемуся в мессию чекисту?

Хочется думать, что последнее. Все эти влажные мечты о новом мироустройстве с напрочь перепутанной полярностью напоминают планы какого-нибудь сибирского собирателя шишек из заброшенной негазофицированной деревни возродить Гиперборею. Для завершения очередного исторического периода осталось только объявить верховного императором, и потом, со всеми полагающимися почестями, расстрелять в грязном подвале. Благо, оружие населению уже раздают.

История напрочь лишена оригинальности, но вот с чувством юмора у нее все в полном порядке.

Письмо из другого мира

19 октября 2022

Когда не хочется задумываться о будущем, которое не то чтобы непредсказуемо и туманно, а совсем наоборот — нагло обнажено и тем самым предельно оскорбительно, самое время вспомнить о прошлом. О том самом прошлом, которое вроде бы, в отличие от будущего, должно быть еще более понятным и однозначным, ведь оно уже случилось и трактовать его как-то иначе возможно, но, тем не менее, затруднительно даже для съевших всех окрестных собак пропагандистов.

Тем не менее, глядя на то, о чем думали и мечтали еще совсем недавние наши предки,  невольно испытываешь противоречивое чувство. То ли гордость за этих наивных идиотов, то ли самый настоящий стыд за идиотов современных, наглых и беспринципных, высокоточных, как урановый эталон и столь же опасных.

Так вот, речь пойдет о достаточно простой, но, как представляется, знаковой истории. В 2017 году, в захудалом новосибирском доме культуры решили вскрыть капсулу времени, которую ровно 50 лет назад замуровали в стену то ли местные пионеры, то ли партийные реакционеры. Скорее всего, в деле были замешаны и те и другие, причём, как тогда было принято, происходило все это замечательное событие в обстановке невыносимой торжественности, так как в 67-м году ребята как раз отмечали столетие октябрьской революции силами трудящихся октябрьского же района. Конечно, цена всем этим торжествам давно известна, но в данном случае порыв представляется довольно искренним — авторы послания просто попытались заглянуть в будущее, как они его себе представляли. В то самое будущее, в которое и сегодня многие из нас всматриваются то ли с надеждой, то ли с пустой обреченностью.

В капсуле обнаружились три листа бумаги, на двух из которых были виды родного района, а вот третий лист и представил собою послание. Читать без слез это невозможно. Вот что написали недалёкие предки:

«Дорогие потомки, сегодня у вас необыкновенный день — столетие советской власти. Мы горячо поздравляем вас с великим и славным юбилеем. <…>

Мы знаем — наше время интересно, ваше — еще интереснее. Мы строим коммунизм, вы живете при коммунизме. Мы верим, что вы превосходно оборудовали нашу прекрасную голубую планету Земля, освоили Луну и высадились на Марсе, что вы продолжаете штурм космоса, который начали люди первого пятидесятилетия, и ваши корабли давно уже бороздят Галактику. Что вы ведете переговоры о научном и культурном сотрудничестве с представителями других, иноземных цивилизаций. Мы верим, что дело, которое начали 50 лет тому назад наши отцы и деды и которое продолжаем мы, вы доведете до победного конца. Счастья вам, дорогие товарищи потомки!»

Говорить об ушедшей империи можно долго и о многом. О людях, миллионами  укатанных в вечную мерзлоту. О голодоморах и второй мировой, которая вдруг стала отечественной. О стартовавшем прямо из ГУЛАГА первом спутнике, и, конечно же, о Юре, который всего за шесть лет до рождения этого письма навсегда изменил человечество. Но говорить об этом можно только между собой, нам, современникам. Презрительно кривя губы, между двумя остановками метро, с одним -Ай в руках и  вторым -Ай в ушах, погоняя перед собой бесконечную информационную ленту. Все быстрее и быстрее. Все ярче и короче. Тэги тэгов, рилзы, сторизы и шорты.

А что сказать вот им, вот этим вот давно ушедшим ребятам, которые тогда, глуповато улыбаясь, укладывали в стену стальной баллон, выточенный еще утром на родном заводе? Смотрели в будущее и представляли его именно таким — большим и светлым общим домом? Сакраментальное «прости нас, Юра?» Глядя им прямо в глаза.

Вариантов, прямо скажем, немного.

«Дорогие предки!

Простите. Мы не понимаем, о чём вы. У нас тут давно нет ни революции, ни коммунизма, ни Марса, ни Луны. Инопланетян у нас тоже нет — им здесь нечего делать. Какие галактики? Их тоже давно нет. То, что вы придумали, давно сгорело, утонуло или сломалось. А то, что осталось, — распилили и украли.

И вообще, нам тут всем сейчас немного не до этого. От того проекта, что вы так долго и упорно строили, у нас осталась только ржавая, полупустая бочка с бензином, где какой-то псих заперся с гранатой в руках.

Не спрашивайте зачем — мы этого сами не знаем.

Мы бы написали Вам, но наши дети больше не хотят писать на бумаге. А писать сообщение потомкам вообще нет смысла — они и сейчас ничего не читают.

Скоро увидимся!»

За чей счёт банкет?

18 октября 2022

Во времена пандемии, что кажутся теперь чуть ли не сказкой, ходил занимательный анекдот про верховного. Дескать, заходит Путин в бар и говорит: всем выпивку, за счет заведения!

В нынешние времена шутка не теряет актуальности. И если, оставив в стороне не совсем ясную идеологическую составляющую, подойти к происходящему на фронтах сугубо практически, то мы придем к парадоксальным выводам. А именно — весь этот эпохальный крестовый поход оплачивает не лично верховный, и даже не усеянное микрокредитами, как вшами, народонаселение, а, представьте себе, тот самый люто ненавидимый «коллективный запад» и «международное сообщество», которое так любит выражать озабоченность по любому поводу.

Поэтому вместо того, чтобы бросаться калом в сторону погрязших в разврате руководителей Америки и Евросоюза, следует объявить им благодарность перед строем и обязательно выдать по звезде героя Росиии. Цифры вещь ясная, понятная и предельно конкретная. И цифры говорят, что с февраля месяца проклятые американцы отправили помощь освобождаемой Украине примерно на 10 миллиардов своих замечательных зелёненьких денег. Причем ругают их за это и те и эти. Освободители недовольны, потому что помощь все имеет место и вообще, «не ваше это дело», кого мы тут гоняем по киевским предместьям. Освобождаемые недовольны, потому что помощь маленькая и отбиться от освободителей достаточно проблематично, даже с учётом явного технологического преимущества. Однако те же ребята занесли в российский бюджет около 160 миллиардов, в качестве оплаты за углеводороды и газ. То есть еще раз — это ведь даже не церковная десятина, чтобы купить себе спокойный сон и белую, как душа верховного, карму. Это гораздо меньше. Индульгенция по акции, ну как же воспользоваться.

Как же можно их за это ругать? Ведь нет ни эмбарго, ни блокирования свифт, ни даже распаковки собственных резервов, что неминуемо бы привело к падению цены природных ресурсов на рынке. А есть все тот же древний бизнес на нефтекачке, где топовые менеджеры скинулись хозяину горящей через дорогу булочной, чтобы он, наконец, потушил свою забегаловку. Не то, чтобы это была какая-то глобальная проблема, но все же раздражает — дым от пожарища мешает им пить свой утренний кофе, рассуждая о гуманизме и проблемах международной безопасности. А то, что булочки больше не доедут до Африки, где, как и сто лет назад, плачут голодные дети, им плевать по большому счету.

По сути ведь ничего не изменилось — главная контора страны, с королевским размахом торгующая ресурсами, радостно потирает ручки и строчит отчеты — ничего мы не потеряли, даже подзаработали. Да, объемы несколько упали, но цена выросла. Так что всё тип-топ. Что, это как-то отразилось на благосостоянии народа победителя? Да никак. Это у них, в Дубаях да Катарах, на вырученные за мертвых динозавров деньги понастроили небоскребов, искусственных островов и бог знает чего еще, а местному населению, по факту, разрешили вовсе не работать. Потому как свободная экономическая зона и любой араб торгуется на вес золота, если вы понимаете о чем это.

Можно предположить, что платит мудрое руководство, урезав себе же бонусы. Но что же это значит на практике? Он что, продал свой свою дачу в Геленджике? Или выставил Ниву на Авито? Да ничего подобного. Никакого отношения к нему лично это не имеет — он просто все также перекладывает деньги из кассы под прилавок, просто в данный исторический момент копит не на чёрный день, а на чёрный рынок, где у знакомого иранца можно купить пару летающих мопедов. Ну а как же, солить ему что ли, денежные знаки? Дача у него уже есть, да и не одна, как можно догадаться. Машина есть и личная и служебная, пенсия обеспечена. Должность такая, что дальше только венец на голову. Можно и поразвлечься на старости лет, скучно ведь вечно сидеть за прилавком, отпуская бензин проезжающим мимо коммивояжёрам на мощных, ведрами пожирающих топливо автомобилях.

Ну, и раз уж мы говорим о цифрах, то вооружимся официальными данными. МВФ выдал прогноз о падении валового продута на 3,4 процента, хотя еще в мае, видимо, с перепугу, пророчил более чем в два раз больше, а именно 8,5 %. Это при том, что с другой стороны границы, куда сегодня в поисках врага маршируют толпы освободителей, все 35 %.

Так что можно быть спокойным — вера прогрессивного человечества в светлое будущее России безгранична, что подтверждено лучшими менялами планеты официально. Видимо, эти замечательные люди уверены, что опасность глобальной катастрофы так же эфемерна как и мечты наивной Греты о будущем без ископаемого топлива.

Когда горят мосты

17 октября 2022

В прежние времена перед любым мало-мальски значимым армагеддоном принято было глядеть на небо и толковать знамения. У нас, конечно, вместо этого есть МВФ, разведка и пропаганда, но и так перечень знамений не может не настораживать. И если отход в мир иной флагманского ракетного крейсера еще можно было как-то спрятать за дымовой завесой, выдав прямое попадание за непостижимую гражданским умам военную хитрость, то полыхающий крымский мост не объяснит отблесками рассвета даже ударная группа солдат информационно-пропагандистского фронта. Как не крути, но хромающая священная корова уже не корова, ну, или же если выражаться в доступных пониманию самомобилизованных выражениях, опущенный пахан уже не пахан. Что же ожидать далее? Отвалится звезда на кремлевской башне?

Нервозность на фоне надвигающегося холокостинга добралась уже до самых невозмутимых представителей великого, ну, по крайнем мере, так принято и так приятно говорить, народа. И хотя основной тезис, продвигаемый самим солнцеликим был предельно прост даже для ядерного электората, все же был ошибочно воспринят многими и многими. То есть когда вроде как вполне человеколюбивое утверждение о «едином народе» на практике превращается в причину геноцида и, по своей сути, в отказе целой нации не то что в праве на самоопределение, но и на само существование. К слову сказать, в то же самое время и без тени смущения этот же довод зеркально используется для объяснения восстания неизвестной, но гордой и независимой нации лугандонцев от гнета укробандерофашистов. Причем как первых, так и последних никто толком не знает и нигде никогда не видел, кроме как по телевизору.

Идея, конечно, так себе. Ну, вот представьте — решили вы, скажем, склонить свою бывшую жену к сожительству. Но на цветы, обещания и рисование радужных перспектив у вас нет ни времени, ни желания. Просто очень хочется чтобы было как раньше. Когда она молча стирала ваши вонючие носки, готовила обед, а рот ей разрешалось раскрывать только в супружеской спальне, да и то ненадолго. Но вот случилось странное — она вдруг не хочет. Но вот не хочет и все тут. Да еще смеет утверждать, что рецепт вашего любимого борща ей не передала ваша горячо любимая мама, а был он изобретен ею самолично. Более того, рожден в муках творчества. Немудрено ведь впасть в неистовство, не правда ли? И вот в качестве основного аргумента вы рождаете мысль, что все ваши расхождения во мнениях о национальной принадлежности борща есть следствие преступного заблуждения, а на самом деле жены вроде как и вовсе не существует, и вообще, вся она суть плод воображения вашего покойного дедушки. И вот на удивление (вас ведь это все еще удивляет, правда?) она не соглашается и уходит, оставив вас в той самой, но теперь уже такой одинокой спальне, наедине со своим так некстати разыгравшиеся воображением.

И здесь у нас тоже немного вариантов развития дальнейших событий. Катарсис оставим для проповедников, на деле же, как хорошо демонстрирует уголовная статистика, все заканчивается битьем посуды, поножовщиной, особо тяжким преступлением и суицидом в финале. Тем более, что паттерны такого безответственного поведения считаются в окружающем вас обществе вполне приемлемыми, да то там, единственно возможными. Что же, простить её что ли, суку?

План действий на этот случай, под кодовым названием «мочить в сортире», был изобретён давным-давно, одним изнывающем от скуки в пыльной дрезденской библиотеке советским лейтенантом. Ну вы, наверное, в курсе.

Однако, вернёмся к знамениям. Толкователей на федеральных каналах полным-полно, но есть один момент — толкования хороши, когда события происходят на небе, на экране, где угодно, но то только не в вашей собственной спальне. Но вот когда знамения приходят к вам в дом (точнее, в данном случае уходят из него), толковать их так, как предлагают по телевизору становится все сложнее. Выстроить логическую цепочку последствий отсутствия кормильца достаточно просто, здесь не помогут даже общения привезти зазнобе новую стиральную машину, вытащенную из разрушенного до основания дома в Мариуполе. Это пока еще при слове «долг» мужское, да и женское население думает об ипотеке. И о том, как всех в очередной раз кинули с кредитными каникулами. Но вот еще немного и ассоциация станет куда прозаичней, как уже было на закате советской империи, когда цинковые гробы сплошняком пошли из дружественного Афганистана. Впрочем, если этому не помешает мудрое руководство страны, предпочитающее утилизировать военные отходы прямо в местах дислокации.

И последнее знамение. Еще Салтыков-Щедрин говорил, что все разговоры о патриотизме имеют прямую связь с масштабами национального воровства. К сожалению, с того времени мало что изменилось. Учитывая тот патриотический подъем, который, как утверждают, в данный момент переживает российское общество, похоже что украли вообще все, причем на пару поколений вперед. Остались только тявкающие в телевизоре сторожевые овчарки да очереди в военкоматах, где понурые мужики с потухшими глазами прощаются с родными, чтобы стать уже окончательно и бесповоротно «как все», чтобы, боже упаси, «не выделяться», навсегда слившись с раскрашенной под камуфляж действительностью. Пока в той же самой действительности, но уже с другой стороны границы, люди просыпаются от российских ракет и иранских дронов. Или уже не просыпаются. Никогда.

Хотелось бы, конечно, больше хороших знамений. Но что-то не видно их в последнее время. Последует ли безоговорочная победа над всем этим так истово ненавидимым западным миром, или же очередная империя истлеет в запасниках той самой дрезденской библиотеки? И что из этого считать хорошим исходом?

Крутой поворот истории или быстрая победа весьма сомнительны. Скорее всего, звезду на башне подкрасят, а населению раздадут обещанную компенсацию, достаточную для приобретения дрянного автомобиля марки «Жигули» без подушек безопасности. Ну, разве что, поменяют в мавзолее одного Владимира на другого, посвежее.

И останутся впереди только годы и годы недоумения, непонимания, разочарования, как же так вот всё получилось. И еще горечь от так и не сбывшихся надежд.

Лежит страна огромная

21 сентября 2022

В старых учебниках истории, которые так самозабвенно переписывают современники, описание причин той или иной войны всегда излагалось предельно четко и лаконично. И всегда частью этого описания является фраза о переделе мира, о сферах влияния, о новых рынках сбыта или ресурсах. Но никогда и никто, конечно, по прошествии времени, не пытался даже пробовать объяснить две прошедшие мировые войны защитой говорящего по немецки населения или смертью несчастного Франца Фердинанда.

Видимо, для того чтобы получить право называть вещи своими именами, в обязательном порядке требуются горы трупов и годы времени. От этого вся навеваемая пропагандой чушь медленно испаряется и вот в сухой безжизненной пустыне мы видим все тоже — апофеоз Верещагина, памятник обезумевшим от безнаказанности властолюбцам.

Сегодня, гладя в глаза расплывшемуся, рыхлому старику, выплевывающему все те же слова о защите, опасности и долге, я тщетно пытался понять, о чем же он думает. Ведь он наверняка имеет план, в котом все уже давно учтено и просчитано. Там есть и уже свершившаяся мобилизация, и грядущие референдумы, и, чего уж там, даже ядерный удар, который последует на следующий день после присоединения освобожденных от коренного населения территорий.

Так вот — ни о чем он не думает. Ему это просто нравиться. Ну, как мальчишкам отрывать жукам лапки или убивать лягушек. А лягушек у него много, и он прекрасно знает, что лягушка никогда не имеет собственной температуры, она просто приспосабливается, по обстоятельствам. А уж что-что, а приспосабливаться граждане занятой аннексиями самой большой страны мира действительно научились лучше всех. До такой степени, что похоже всерьёз, в компании с тараканами и крысами, собираются пережить и третью мировую, которая с максимально высокой долей вероятности станет ядерной и последней в нашей общей истории.

Затея с мобилизаций шаг, конечно, рискованный. Вообще удивительно, что он таки на это решился. Видимо, в родной его конторе, по традиции, приготовили и подали на завтрак все те же папочки, в которых все одобряют, готовы и просто мечтают, ну прям не дождутся. Ну как население Украины освободителей в лягушачьей форме. И ведь прав — ну выйдут на площадь пару десятков человек, ну что ж — будет с кем Навальному играть в домино. А так хочется помечтать — новое Пугачевское восстание, и впереди она — вся в белом, держит белыми от ботокса губами обличительную речь, а за ней — зелёные массы, разогретые на площадях до требуемой для протеста температуры зажигательными песнями в ее же исполнении.

Но нет, вряд ли. Примадонна сольется в Израиль, земноводные молча, а то и с песнями, отправятся на убой, а ребята из телевизора в придачу к европейским виллам прикупят пару паспортов и перелезут на ютуб. Ну, пока его еще тоже не прикрыли, конечно.

Так что, похоже, лавров Николая Александровича ему не снискать. И победит этого ненасытного упыря все же не земноводное население, а тот самый украинский народ, которого вроде как и нет, из государства, которого вроде как и не существует. Но который так замечательно умеет испортить ему аппетит.

Аминь.

Зима близко

7 сентября 2022

Когда кажется, что ничего хуже уже случившегося произойти просто не может, происходит очередное замечательное событие, не укладывающееся даже в изрядно разбитую историческую колею предыдущего.

Ну и вот опять. Сказки, сочиняемые техотделом российского нефтегазодобывающего гиганта, до недавнего времени с успехом торговавшего недрами Родины, закончились. Наконец, зарвавшимся европейцам было сказано четко и без обиняков — не будет вам газа, замерзайте все к чертовой матери, если не одумаетесь и не полюбите нас снова.

Более того, для наглядности компания выпускает, так сказать, промо видео, где в художественной форме демонстрируется преимущество современных технологий по добыче ископаемых над демократией.

Конечно, плаксивую песню насмерть замерзающие европейцы вряд ли переведут на родной язык. Но сам ролик, уверен, смогут оценить по достоинству. То есть еще раз, если не понятно — торговая компания выпускает откровенно издевательский контент, направленный… на что? Ведь не смотря на перспективу нового ледникового периода, можно с уверенностью утверждать, что европейцы скорее обрастут естественной шерстью, чем пойдут на поводу у столь самоуверенного партнера. Причем даже сам светлоликий, кажется, является сторонником принципиальной позиции — с террористами и вымогателями в переговоры не вступать. Также не следует забывать, что шантаж является достаточно действенным, но одноразовым средством воздействия на оппонента.

Да, конечно. Никто не спорит, что на данный момент это достаточно болезненный выпад. И дело тут нет в замерзающих бюргерах — бюргеры, поверьте, переживут и не такое. Да, рухнет производство, естественно последует скачек цен и инфляция, а евро могут начать продавать на рынке дешевле гнилой капусты. И даже массовые шествия недовольного населения, которые так любит снимать пропаганда, также будут иметь место. На это ведь и рассчитан весь этот нефтегазовый водевиль, с ручными русофилами в партере европейского парламента.

Но ведь зима, как какой бы она не была, тоже когда-нибудь закончиться. Чем и с кем собирается торговать компания, когда вдруг окажется, что ее лежалый товар никому не нужен, не совсем понятно.

Понятно другое — те скромные объемы помощи, поставляемые в отбивающуюся от братской помощи страну, ведь тоже не постоянны. До сих пор управлять войной в Европе, так сказать, просвещенное человечество, может только одним способом, а именно в ручном режиме регулируя объемы поставок. И если до сих пор на фронте нет Леопардов, Леклерков и Абрамсов, то отнюдь не от жадности или человеколюбия. Ребятам просто нужно время, чтобы запустить еще парочку атомных станций, понастроить ветряков и панелей, договориться с турками и арабами. Нужно было только время. И вот теперь этого времени нет. А любой виживальщик подтвердит — когда холодно, лучше двигаться, а не сидеть на месте. Поэтому вполне вероятно, что уже завтра в сторону того самого нерушимого пика, что демонстрируется в конце ролика, двинутся пушки с куда более длинным стволами. А там искандеры… .

В общем, если верить слитой в сеть переписке адвоката с первым марсианином Земли, то на кой покупать Твиттер, если дело идет к третьей мировой?

Что же до монополиста, переобувшегося в шантажиста, то стоит отметить, что нефть и газ является, по сути, единственным источником дохода этой разогнавшейся военной машины. Можно, конечно, походить по базару, но ни Китаю ни Индии этот газ особо не нужен, да и трубы туда еще тоже не протянули. Итого перспективы туманны. Серый импорт, а по сути своей, простая контрабанда, не удовлетворит рынок. Снова появится челноки. Китай, конечно, завалит страну дешевым и скверным товаром. Может, если очень попросить, купит немного газа и нефти. Причем по такой цене, что закончится все просто передачей месторождений в какое-нибудь «бессрочное» управление, с последующим «воссоединением» всей восточной Сибири, в купе с еще недопиленным лесом и недокачанными нефтяными колодцами.

В финале Тамбов как центр мира, тульский пряник и водка московская. Ну, это если доживем.

Я не знаю точно, кто и зачем был Петр Первый, не берусь судить. Но, похоже, что этот Владимир все же станет последним.